Рио-2016 глазами фотожурналиста: олимпийский беспредел…

29 августа 2016 в 13:06
188 0

Как фотокор Владимир Веленгурин прятался от пуль, обедал украденными бутербродами и снимал Фелпса и Болта...

Российский фотокорреспондент «Комсомольской правды» Владимир Веленгурин побывал до Бразилии на 7 Олимпиадах, на закрытиях которых рыдал как ребенок — не хотелось расставаться с праздником. А в Рио просто с облегчением перекрестился — всё уже позади. Владимир Веленгурин делится своими профессиональными впечатлениями от Игр-2016.

Опасно для жизни

— Кросс с аппаратурой, скоростная фотосъемка и бег с препятствиями в виде охранников и секьюрити. Нагрузка огромная, но кто знал, что в Рио работа журналистов станет еще и опасной для жизни, — пишет Владимир Веленгурин.

Усиленные меры безопасности в аэропорту Рио. Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Усиленные меры безопасности в аэропорту Рио.
Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

— Сразу же по приезде на Олимпиаду коллеги обрадовали: за первый день 5 фотографов были ограблены в городе и лишились дорогостоящих камер. Новость меня не обрадовала. Случись такое — сразу можно лететь обратно в Москву.

«В каждом местном мерещился грабитель…»

Приходилось все время быть начеку – как только я замечал подозрительных людей в толпе, сразу прятал камеру в сумку, которую носил на животе, и прикрывался жилетом. Так что издалека меня можно было принять за женщину на 9-м месяце беременности.

Со слезами вспоминал, как на Олимпиадах в Пекине, Лондоне и Афинах можно было спокойно пройтись пешком. Здесь в каждом местном мерещился грабитель — и не зря. По итогам Олимпиады фототехники было украдено на целый фотомагазин.

Зрители олимпийских соревнований проходят мимо вооруженных патрулей полиции. Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Зрители олимпийских соревнований проходят мимо вооруженных патрулей полиции.
Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

«Перестрелки — обычное дело»

— Но слухи об уличной преступности оказались цветочками. На следующий день я ехал на соревнования по стрельбе, но сам оказался под обстрелом. По дороге с группой журналистов я попал в уличную перестрелку. Буквально в 50-100 метрах от нас началась стрельба в промышленной зоне.

Журналисты укрываются от шальных пуль. Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Журналисты укрываются от шальных пуль.
Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Местные кричали, чтобы мы спрятались за машиной, а потом убегали. Уже когда перестрелка закончилась, местные рассказали, что бандиты напали на трейн (видимо, поезд или трамвай). До конца поездки я был начеку. Ведь как оказалось – перестрелки — обычное дело, даже во время Олимпиады.

Автобусы по-бразильски

— Журналисты на Олимпиадах бегают не меньше самих спортсменов. У них одно соревнование, у меня – 5-6 в сутки. Вот самый обычный день.

Работать на крупных соревнованиях вроде Олимпийских игр приходится чуть ли не по 24 часа в сутки. Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Работать на крупных соревнованиях вроде Олимпийских игр приходится чуть ли не по 24 часа в сутки.
Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

К 9 часам нужно попасть на соревнование по гребле. Выезжаю из гостиницы в 6 утра, хотя чистого времени туда не более часа. Работа транспорта была организована настолько плохо, что приходилось тратить на дорогу в 3 раза больше времени. Расписания автобусов-шатлов между олимпийскими объектами просто не было.

В некоторые районы олимпийской столицы гостям соревнований лучше было не соваться... Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

В некоторые районы олимпийской столицы гостям соревнований лучше было не соваться…
Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Видимо, для организаторов это стало непосильной задачей. Они ограничились информацией, что такой-то автобус по маршруту ходит с 5 утра с интервалом в 1 час 20. Вот сиди и гадай, как проехать из пункта А в пункт Б и сделать пересадку в пункте С. К самому автобусу претензий нет – разве что немытые окна, через которые сложно снимать.

«Обедаю украденным бутербродом»

13.00 – Синхронное плавание. Ура, наши выиграли! Обедаю бутербродом, украденным с завтрака в гостинице. Купить что-то по дороге — просто нет времени. В единственном пункте питания в пресс-центре очередь на полчаса.

Дуэт синхронисток Наталья Ищенко и Светлана Ромашина. Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Дуэт синхронисток Наталья Ищенко и Светлана Ромашина.
Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Улицы олимпйиского Рио полны неожиданностей, в основном приятных. Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Улицы олимпйиского Рио полны неожиданностей, в основном приятных.
Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

15:00 — Прыжки с трамплина, снова мимо медалей. Купить поесть невозможно. Если выйдешь в город, то просто не успеешь на следующий объект.

Ямайский спринтер Усэйн Болт в Рио принял участие в трёх финалах. Все три окончились для него победой. Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Ямайский спринтер Усэйн Болт в Рио принял участие в трёх финалах. Все три окончились для него победой.
Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Следующий стадион может быть в 15 минутах пешком, но дорога может занять гораздо больше.

Дзюдоист Беслан Мудранов выигрывает первое российское "золото" Рио. Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Дзюдоист Беслан Мудранов выигрывает первое российское «золото» Рио.
Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Ходили змейкой, чай отвратительный…

Почему-то на олимпиаде нельзя ходить по самому короткому пути между объектами. Для чего-то выстраивают преграды из турникетов, чтобы их обойти, нужно пройти путь в разы длиннее.

Слёзы счастья Яны Егорян, покинувшей Олимпиаду с двумя золотыми медалями на счету. Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Слёзы счастья Яны Егорян, покинувшей Олимпиаду с двумя золотыми медалями на счету.
Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Бесчисленные турникеты заставляют идти змейкой. Пытаешься из последних сил сократить путь и прошмыгнуть по прямой. Не обходить же всю арену. Но удается не всегда. За этим следят секьюрити и волонтеры. Иногда тебя догоняют и просят вернуться обратно. Так и приходится наматывать ненужные километры.

Торговец сувенирным "золотом" Олимпиады. Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Торговец сувенирным «золотом» Олимпиады.
Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

18:00 – Борьба. Хотели золото. А получили серебро. Ужинаю бутербродом из гостиницы.

Выручает бесплатный кофе и чай в пресс-центре. Черный чай такой отвратительный, что после него остаеся мутный осадок в стакане. На следующий день начинает болеть печень. Силы на исходе.

22:00 – Гандбол, игра за выход в полуфинал. В пресс-центр на второй этаж поднимаюсь на лифте, а не бегом по лестнице. Экономлю силы. Ура, выиграли!

Фрагмент сложнейшего полуфинала российских гандболисток против команды Норвегии. Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Фрагмент сложнейшего полуфинала российских гандболисток против команды Норвегии.
Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Бессонный Рио

На этом день не заканчивается. Отсняв около 3000 кадров, нужно во всем этом разобраться, частично скадрировать, подписать и отправить в редакцию.

Российские спортсмены и тренеры на соревнованиях по боксу. Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Российские спортсмены и тренеры на соревнованиях по боксу.
Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Впереди 3 часа спокойного сна. Но бывали ночи, когда спать и не пришлось вовсе.

Аргентинские болельщики в уличном кафе. Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Аргентинские болельщики в уличном кафе.
Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Зима в Рио: как в холодильнике

Как известно, сейчас в Рио зима. Но по российским меркам, настоящая жара – 20-25 градусов.

Зима в Рио - это "всего лишь" +25С градусов тепла. Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Зима в Рио — это «всего лишь» +25С градусов тепла.
Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Еще одна напасть – мощные кондиционеры. Температура в помещении — как в холодильнике. Скоро начались чихи и кашель. Сделать температуру выше было невозможно, а держать двери открытыми нельзя.

Я очень сильно заболел – всю ночь кашлял и отхаркивал образовавшийся в горле налет. Мой сосед по комнате Дима не выдержал и предложил мне выпить сразу два последних пакета шипучего аспирина одним стаканом, хотя сам сильно болел.

Работа журналистов в пресс-центре Олимпиады. Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Работа журналистов в пресс-центре Олимпиады.
Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Кондиционер в пресс-центрах косил всех подряд. Но никто не делал никаких шагов, чтобы сделать бразильскую зиму теплее.

Спринт с прыжками и фотосъемкой

Соревнования начинаются с утра и заканчиваются ночью. Идут одновременно на многих аренах. Куда идти? Цель – попасть туда, где случится сенсация. Желательно — с участием наших спортсменов.

Российские рапиристы празднуют "золото" Олимпиады. Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Российские рапиристы празднуют «золото» Олимпиады.
Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Но попасть на нужное соревнование – настоящий квест. Чтобы пройти в нужный сектор на нужную арену, придется побродить по лабиринтам, спуститься в подвал, а может, и подняться на лифте на этаж. Поэтому на счету каждая секунда. На Олимпиаде не ходят, а бегают. По крайней мере, те, кто хочет что-то успеть.

Внимание всего мира было приковано к Дарье Клишиной, единственной российской спортсменке в легкой атлетике, допущенной к участию в Олимпиаде.

Прыжок Дарьи Клишиной. Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Прыжок Дарьи Клишиной.
Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Чтобы попасть на соревнование прыгунов, я вышел с большим запасом. Но, как назло, мой сопровождающий сам заблудился. Поняв, что время поджимает, я сам побежал что было сил. Когда я вошел на стадион, Дарья Клишина уже готовилась к прыжку. Беги, Вова, беги! – кричали мне коллеги.

Дело в том, что я перекрыл им вид на дорожку. И я рванул что было сил – ведь осталось всего пара секунд до прыжка. Побежал, в прыжке пригнулся, чтобы не загораживать дорожку остальным фотографам и на последней секунде успел сфотографировать Клишину.

Дарья стала единственной россиянкой, допущенной к соревнованиям легкоатлетов. Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Дарья стала единственной россиянкой, допущенной к соревнованиям легкоатлетов.
Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Вот так был мною открыт новый вид спорта – спринт с прыжками и фотосъемкой. Надеюсь, на следующей олимпиаде он войдет в Олимпийскую программу.

Фотопозиции: парадоксы и нервотрепка

Для фотографов еще одна заковыка: снимать можно только в отведенных местах – фотопозициях. С других мест съемка запрещена. На некоторых аренах фотографам выделили место за стеклянными козырьками, за которыми обычно сидят комментаторы. Снимать из-за них невозможно — они бликуют.

Соревнования по водному поло. Итальянки хорошо показали себя в игре... Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Соревнования по водному поло. Итальянки хорошо показали себя в игре…
Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Во время соревнований по борьбе перед фотопозицией устанавливали пьедестал для награждения. Потом его не убирали, и он перекрывал еще борющихся атлетов. Иногда перед фотопозициями устанавливали рекламные щиты, через которые невозможно снимать, да и сами фотопозиции были зачастую не в лучших местах для съемки. По правилам, в других местах снимать нельзя.

Великий Майкл Фелпс, с триумфом завершивший карьеру в Рио. Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Великий Майкл Фелпс, с триумфом завершивший карьеру в Рио.
Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Как-то прихожу на плавание с билетом на платформу для фотографов. А места нет. Пошел на соседнюю, где места были. Устроился там, но это не устроило фотоменеджеров, которые чуть ли не силой заставили меня перейти на мою платформу и силой втиснули меня к другим.

Победный жест Майкла Фелпса. Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Победный жест Майкла Фелпса.
Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Бывали случаи, когда целые сектора трибун пусты. Но работать там фотографам нельзя, хотя сидеть можно. Вот парадоксы и нервотрепка.

Перекрестился: всё позади..

Олимпийский огонь Рио. Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Олимпийский огонь Рио.
Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Погас Олимпийский факел. На прошлых Олимпиадах я рыдал как ребенок – не хотел расставаться с праздником. Но в этот раз я перекрестился – не лучшая Олимпиада позади.

Фотожурналист "Комсомольской правды" Владимир Веленгурин. Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Фотожурналист «Комсомольской правды» Владимир Веленгурин.
Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Источник: kp.by

Читайте также:

180 метров: рекордная глубина погружения в Черное море (видео)

Vulica Brazil 2016: Минск украсят 10 новых муралов

Минский Полумарафон 2016: на старт выйдут 20 тысяч участников

Оставить комментарий: