Экстремалы: адреналиновая зависимость или жажда совершенства?..

17 декабря 2015 в 01:04
629 0

Зачем рисковать, когда можно не рисковать? И в чем причина этой неутолимой жажды постоянно быть на острие, на пике, на лету?..

Знаете, сколько сегодня стоит восхождение на Эверест? 50 тысяч долларов – минимальная цена, которая совершенно не гарантирует возвращения в целости и сохранности.

Photo by Jimmy Chin

Photo by Jimmy Chin

А ведь Эверест еще не самая страшная вершина для альпинистов. Есть, например, Аннапурна в Гималаях,  уровень смертности за все годы восхождений – 32 %, или Канченджанга (Индия/Непал) – самый опасный восьмитысячник последнего времени.

Клуб пациентов с атрофированным инстинктом самосохранения  огромен. Причем горы как-то особенно манят экстремалов.

Альпинисты лезут вверх, их антагонисты на лыжах, сноубордах и велосипедах – вниз. Направление тут не так важно. Главное – победить в гонке на выживание.

Вопрос:  какой выхлоп? Что всем этим ребятам, рискующим здоровьем, обещает мироздание взамен?

«Боли сначала не было – адреналиновый шок…»

Сергей Романюк (индивидуальный предприниматель, 26 лет) уже шестой год занимается даунхиллом (экстремальный спуск на горных велосипедах) и сноубордингом.

Сейчас Сергей все еще хромает после последней травмы – перелома двух костей нижней трети голени, но это не помешало ему одним из первых открыть горнолыжный сезон в Силичах.

Сергей Романюк

Сергей Романюк

– Травму получил летом в Словакии на даунхилле. Стояла жара, а  катаемся мы не в маечках, а в таких комплектах защиты, в которых и зимой не холодно. В итоге перегрелся, не сосредоточился. Нужно было пройти довольно сложный элемент на высокой скорости, но я разогнался недостаточно: заднее колесо зацепилось, левая нога соскочила с педали и фактически накрутилась на нее.

Сломалась так быстро, что я даже не почувствовал. Да и вообще боли сначала не было – это же адреналиновый шок!

В итоге сам остановился, слез с велосипеда, лег на камни. Сзади ребята ехали, начал им махать. Посмотрел на ногу и сразу понял, что перелом.

Забавно, что первая мысль была – не попаду теперь в аквапарк. Вторая – моя женщина явно расстроится.

Экстремалы – адреналиновые наркоманы?..

Адреналин – чудесный «гормон действия», которым наделила нас природа для того, чтобы мобилизоваться в случае угрозы. То есть он призван помогать нам справляться с опасными ситуациями, а не стимулировать желание в них попадать.

1-сноуборд

На деле же адреналин мало чем отличается от наркотика – «приход» вполне ощутимый: прилив сил, эмоциональный подъем, эндорфины. Но при этом он не вреден для здоровья, раз уж организм сам выступает в роли любезного дилера. Если вы не гипертоник, то легкие встряски даже полезны для центральной нервной системы. Наркоманов вот, которые настоящие, реабилитируют при помощи экстрима – вроде как шило на мыло, но без деградации личности.

Тогда получается, что экстремалы – те же легальные наркоманы, жаждущие дозы адреналина. Однако Сергей с этим предположением не соглашается.

«Спуск с горы – это как в казино…»

– Для меня каждый спуск с горы – это как в казино на все деньги играть. Как в последний раз, на грани возможностей. Если я съехал спокойненько, то и  удовольствия не получил.

Сергей Романюк

Сергей Романюк

Но не могу сказать, что это адреналиновая зависимость. Адреналин вырабатывается, когда страшно. А страшно, когда ты не контролируешь ситуацию. С ростом мастерства таких ситуаций становится все меньше, и ты получаешь кайф именно от того, что можешь сделать тот или иной элемент так, как хочешь.

Ну и, конечно, нужно постоянно повышать уровень, учить новые элементы и в процессе перебарывать страх – тогда и адреналин появляется, но он не основная движущая сила, – считает Сергей Романюк.

Не адреналин им нужен…

Получается, что экстремалы не наркоманы, отчаянно нуждающиеся в острых ощущениях, а, скорее, перфекционисты, стремящиеся к идеалу. Не адреналин им нужен, а осознание своих возможностей и уверенность в своем мастерстве.

А еще им очень нужна поддержка близких людей, которые остаются за кадром и компенсируют отсутствие у них страха своим.

– Мне очень повезло с женщиной. Не знаю, как бы я жил с таким человеком, который может поехать на тренировку и вернуться переломанным. Она все понимает, терпит и радуется, когда я приезжаю целый. А пока лежал в гипсе, всю работу по нашим магазинам на себя взвалила. Ее поддержка невероятно важна. А вот родителям стараюсь о травмах не рассказывать, – признается Сергей.

«Когда я «катаю» – чувствую жизнь по-настоящему»

Для Сергея экстрим – тот кусочек, без которого мозаика не сложится. И это история не про погоню за ощущениями ради ощущений. Это история про параллельный мир всех экстремалов, эдакое Зазеркалье Кэролла, где нужно бежать со всех ног, чтобы оставаться  на  месте, и бежать,  по меньшей мере, вдвое быстрее, чтобы куда-то попасть.

Сергей Романюк 3

– Я раньше не понимал байкеров, которые после страшнейших аварий все равно продолжают гонять. А ведь на самом деле я ничем от них не отличаюсь. Только не подвергаю опасности других. Даунхилл и сноуборд не просто хобби, это что-то намного более серьезное. Когда я «катаю», то чувствую жизнь по-настоящему. Ведь  в итоге я не буду вспоминать, что ходил на работу к 8 утра, и это было здорово. Я буду вспоминать яркие события.

Мне кажется, все экстремалы в какой-то момент переходят ту грань, за которой жизнь без своего спорта становится обыденной и серой. И попасть назад уже невозможно, остается только бежать быстрее… – заключает Сергей Романюк.

Анна Маглыш, фото из архива Сергея Романюка

Источник: extremal.by

Оставить комментарий: