Олег Тиньков: «Кататься на сноуборде в Альпах – это чистый мазохизм»

17 января 2014 в 13:24
219 0

Известный российский бизнесмен – о сноуборде, горных лыжах и фрирайде

Российский миллиардер Олег Тиньков известен не только как владелец собственного банка, собственной велокоманды, но и любитель горных лыж. При этом он считает, что катание вне трасс – намного безопаснее, а круче всего – кататься на Камчатке. В интервью Юрию Дудю из sports.ru Тиньков расказал много интересного. Сайт extremal.by публикует часть беседы, касающуюся лыж, сноуборда и Шумахера.
– Вас регулярно можно встретить на горнолыжном склоне. Почему лыжи, а не сноуборд?
– Я могу на сноуборде, я катаюсь. Но исторически начал на лыжах. Можно по-разному отвечать, но один из факторов – сейчас с глобальным потеплением (а я этот тренд вижу, только вчера прилетел из Трех Долин) снега по большому счету нет. Когда снега нет, я не понимаю людей на сноубордах. Мне их даже жалко, когда они – кхкхкхкхкх – склоны скребут. На мой взгляд, это мазохизм. Сноуборд хорош на пудре, но пудры сейчас нигде нет. Она есть на Камчатке, на Аляске – если ты живешь там, то, конечно, сноуборд. А если мы говорим про Альпы, то на лыжах куда больше возможностей и fun’а.

31975_original.jpg

– Когда вы впервые попробовали фрирайд?
– В Австрии с друзьями. В 2001-м, кажется, году.
– Когда я непосвященным людям рассказываю о внетрассовом катании, то делаю это довольно прямолинейно: кататься по пухляку – это так же круто, как трахаться. С чем это сравниваете вы?
– Если мы говорим про пухляк, 30 процентов уклона и какую-нибудь Камчатку или Аляску, это, наверное, так и есть. Но то, что было в последние несколько недель на сноуборде в Трех Долинах, я бы тоже сравнил со словом «трахаться», но в негативной коннотации. А вот если лететь на Камчатке с перепадом в 3000 на Жупановском вулкане, с радиусом по 300-400 метров в чистом пухляке – это круче, чем секс.
– Самое незабываемое катание в вашей жизни?
– Камчатка. Вулканы, гейзеры, открытое пространство. Ты спускаешься, приезжаешь к Тихому океану и омываешь в нем свои лыжи. Причем это натурально так, это не красное словцо.
– Вы стали вести себя на склоне иначе после того, что произошло с Михаэлем Шумахером?
– Шумахер – сосед моего друга в Мерибеле, у него там шале. Мы через сыновей как-то познакомились, пообщались и даже вместе катнулись. Он отличный лыжник.
Буквально позавчера я подъехал к тому самому камню, на который он упал. Это даже не off-piste («вне трассы») – это все бред, что пишут. То есть технически это off-piste, но по факту – нет. Две трассы расходятся и образуют небольшой островок – он пересекал его, запнулся и упал. Когда говорят, что падают на ровном месте, это именно про это. Таких падений 20-30 в день – и ничего не происходит. Он упал неудачно.
Это никак не связано с катанием. Как человек, который 14 лет занимается фрирайдом, могу вам сказать: все говно происходит на трассах. Off-piste – самое безопасное место. Во-первых, ты в полной концентрации. Во-вторых, там пухляк. В-третьих, там нет людей. Самая большая проблема – люди. Год назад меня сбили на трассе, я сломал колено, последствия чувствую до сих пор – вчера вот вколол себе кортизон. Просто новичок, мудак толстый сзади врезался. Я ехал с ребенком. На синей трассе. Все плохое случается на трассе. И по сути Шумахер разбился на трассе.
– Человек из мира спорта, который произвел на вас самое большое впечатление?
– Екимов, безусловно, очень крутой. Я ему говорю: «Слава, ты должен в Книгу Гиннесса обращаться». Он же начал заниматься велоспортом в 10 лет, а закончил в 40. Если посчитать все его километры, я уверен, что он проехал больше любого гонщика в мире. Мы с ним прикинули как-то и посчитали, что он проехал больше миллиона километров. Тогда про Книгу Гиннесса я с ним и заговорил.
В последнее время очень следил и переживал за Линдси Вонн. Мы с ней получили одинаковые травмы в одну и ту же неделю. Я понимаю, как ей было тяжело. Мне – просто вернуться на лыжи. А ей – на свой уровень катания. К сожалению, не получилось – она снова получила травму и пропустит Олимпиаду. Но как она за нее боролась! Ей с самого начала сказали: с таким разрывом связок, с переломанной костью вернуться за 11 месяцев нереально. Но она почти это сделала.
Ну и вообще она женщина. А женщине ехать на скорости 120 км/ч по льду и при этом поворачивать без связок… Она очень крутая.

Оставить комментарий: