Алексей Расторгуев о мясе и мысли в современном танце

29 ноября 2013 в 16:04
110 0

Десять минут в компании со знаменитым танцовщиком, ведущим солистом пермского «Балета Евгения Панфилова» Алексеем Расторгуевым

Десять минут в компании со знаменитым танцовщиком, ведущим солистом пермского «Балета Евгения Панфилова» Алексеем Расторгуевым. В пробеле между мастер-классом на витебском IFMC и репетицией к очередному балету. 

DSC_0002_1123_095.JPG

«Расслабьтесь. Танец не мясо»
– Вернее – не только мясо… Это я внушаю своим ученикам. Сколько мяса должно быть в современном танце и сколько мысли?.. Я очень долго думал по этому поводу. Зрителю хочется видеть движение. Лично мне – хочется. Отсюда – воспитание тела, движенческое составляющее. Это обязательно, на мой взгляд. А мысль? Оставим ее хореографам. На сцене то и другое должно, в конечном счете, гармонировать.

DSC_0016_1123_098.JPG

«Это адская работа»
– Эта органичность и лёгкость на сцене стоит большого пота и крови. Это очень тяжелая работа. Это адская работа… У нас есть такая интересная цифра: если я пропускаю один день, мне нужно три дня, чтобы догнать себя и находиться в этом потоке совершенствования себя. Это очень сложно!
Наша пластика и наша стилистика театра меняется раз от раза, от постановки к другой – нет сидения на месте. Я освоил «а», «б», «в», «г» – и хорошо? Нет! Нужен весь алфавит. Порой ежедневно нужно пройти через всё – от движения руки до большого-большого прыжка. Постоянная работа над собой. Если сидеть на том, что уже освоил и не двигаться дальше – это всё, полено… 

DSC_0037_1123_104.JPG

«Уйти от устойчивости»
– Я рассматриваю движения и позировки, которые мы используем. И если мы зафиксируем падение и сравним его со взлетом – это получится что-то одинаковое. На фотоснимке не различите. Вот эта грань! Уйти от устойчивости. Уйти в движение. Вот этим мне интересно заниматься, пробовать, экспериментировать. Да, это экстремально. И всё – чревато. Падаем, ломаемся, выворачиваем.

DSC_0044_1123_107.JPG

«Можно на полу изувечить себя»
– Травмы уже любимые есть. Раз, два и три на одном и том же месте. Спина моя вечная и суставчик в стопе. Они любимые – болят постоянно, подводят. У каждой специальности есть своя специфика, у нашей – одна из сложнейших. Можно упасть с большого крана, будучи строителем, а можно здесь, на этом полу изувечить себя. И в то же время, профессионально делая это, добиваешься того совершенства и красоты, которым восхищается зритель.
Да, иногда приходится выходить на сцену, превозмогая боль. Впрочем, мне грех жаловаться в свои 35 лет, но иногда уговариваешь эти болячки прямо перед выходом на сцену. Они как ребенок избалованный. Большого внимания требуют…

DSC_0096_1123_116.JPG

«Профессия забирает всё»
– Тренинги в спортзалах нас держат и укрепляют. Без этого никак. Я знаю, что мне это нужно. Для толчка, для приземления. Это опять-таки из разряда отношения к себе. И во многом – ответственность перед зрителем, честность перед собой, требования к себе в первую очередь. Я должен выглядеть так и развивать в себе это – эстетику человеческого тела. И мы много работаем над собой. А мышцы должны быть в постоянном тонусе еще и ради безопасности. Спортзал, это кроме шестичасовых репетиций еще…
Да, От некоторых вещей приходится отказываться – где-то от сна, где-то от отдыха, от каких-то развлечений. Потому что, в моем лично случае, кроме того, что я танцую, я еще работаю с людьми. И нужно думать об этом. У меня профессия забирает вообще всё…

DSC_0099_1123_117.JPG

«Бойцовский клуб»
– Так называется одна из трупп нашего театра. «Бойцовский клуб», так скажем, изобрел и попробовал, еще автор нашего театра Евгений Панфилов, и это все еще работает, и нам это интересно. Это пацаны, обыкновенные ребята в возрасте от 17 до 26, которые интересны на сцене своим драйвом, желанием быть, в плане – прозвучать.
То есть если мы относимся к танцу профессионально, – а для этого нужна подготовка, для этого нужно слышать музыку, – то там стихийная волна, которая сносит всё. То есть это далеко не профессионалы, но ребята, которые координационно развиты, слышат музыку, а я лично докручиваю, доучиваю, объясняю…

DSC_0136_1123_124.JPG  

«Не хочет – не надо»
В танец нужно уходить в 10-11 лет. Традиционно 8 лет проходит обучение и после этого человек профессионально обучен и может работать в театре. Дочь? Пробовали – не хочет. Разные дети есть. Есть те, которые за родителями тянутся. А Настя знает наизусть все спектакли, сидит за кулисами. И мне кажется, что ей будет комфортно это чувствовать, видеть и знать – и всё.
Возможно, она знает, что это очень тяжело, что часто нужно переступать через себя. Подрастет – расскажет. Можно было бы танцевать. Но… не хочет – и не надо…
Подтанцовка вопросами: Дмитрий Станич, extremal.by

Оставить комментарий: